Малыши с зелеными глазами



Позже я упал и не на что не реагировал. Отойдя он взял меня за шею и одел ошейник. Любая сука обязана ходить в ошейнике
А чо у нашей собачке не достаточно так это хвостика. Он подошел ко мне поставил раком и всунул какиета перья, оказалось вид хвоста. На колени сука. Пошли за мной, я отправился за ним.
Мы пришли в ванную.
Залазь падла в ванную. Я залезь в ванную поднялся как собака. Значит так сука, на данный момент я буду сать на тебя а будишь выпивать все. [ читать дальше ]

Малыши с зелеными глазами

Снова же знание языков заграничных стало не редким исключением. А где как не в туалете блеснуть своим иностранным. К тому же на нем поделиться секретом жизненного благополучия. К примеру таким:

If you wonna be OK
Fuck your baby every day!

Но не все согласны с данным утверждением и ниже пишут опровержение:

If you want a lot of pleasure
Fuck your. [ читать дальше ]

Малыши с зелеными глазами

Для начала мая стояла достаточно жаркая погода, и Алена высунув руку из открытого окна автомобили, ловила свежие потоки теплого воздуха. За рулем Инфинити сидел ее старший сводный брат Максим. Макс был достаточно красивым юношей, коренастый, малого роста, но накаченный, он завлекал к себе внимание дам. Ветер шевелил каштановые кудри на его голове, время от времени бросая пряди на карие глаза, но он, не обращал внимания на это, сосредоточенно следя за дорогой.

Алена оторвалась от созерцания лица своего брата и опять надула губы. Какого именно черта он забрал ее со школы? Возможно поразмыслить, что эти долбаные шашлыки запрещено было пожарить без нее, да, и одета она была совсем не для пикника. Девочка скривилась, представив, как она будет прыгать через ветки, в лесу, задирая юбку, и проваливаться каблучками в сырую землю. Макс имел возможность бы дать ей хотя бы переодеться, но вместо этого, он вынудил делать, ему минет.

- Хватит дуться Ален, я , дабы ты была со мной сейчас, один раз прогуляешь занятия в школе, это так как не трагедия, - сказал Макс, наконец, нарушив молчание.
- А я вот не желаю быть с тобой, и мне наплевать на эти шашлыки и всех кто там будет! - с раздражением ответила девочка.
- Ален не начинай, как я сказал, так и будет, – строго проговорил Максим – Либо тебе снова, в ухо нужно дать?
- Нет, - тихо сказала Алена и замолчала, Макса было опасно сердить, и ей весьма не хотелось, опять испробовать на себе его кулаки.

Наконец они доехали до пункта назначения и Алена выбравшись из автомобили, покорно побрела по лесной тропике за старшим братом. Пройдя пара метров, она услышала голоса и музыку, еще через несколько шагов, Алена рассмотрела на опушке леса целую компанию парней, устроившуюся на поваленных бревнах. В паре метров жарко тлели угли, на которых жарились, шашлыки, распространяя аппетитный запах по округе. Парни, соорудили что-то вроде стола из картонных ящиков, на котором были расставлены различные салаты, соки и спиртное, около него, как лавки разложили бревна. Максим радостно поздоровался со всеми, то же сделала и его шестнадцатилетняя сестра, правда в ее голосе слышалось меньше задора.

Алена обвела взором компанию из 20-ти человек, солидную часть она знала, но было несколько парней, которых она видела в первый раз. К Максу подошел Костя, его лучший приятель, дабы познакомить с двумя своими друзами, каковые следовали за ним. Один из них, был худощавым, брюнетом с тёмными радостными глазами, его кликали Вадим. Он быстро представился и протянул Максиму руку, дабы поздороваться. Другой заинтересовал Алену куда больше. Данный юноша был высоким, с замечательным телосложением. Одетый в актуальные джинсы и майку с долгими рукавами и разными нашивками, он смотрелся, как щеголь. Его приятное, красивое лицо обрамляли достаточно долгие пшеничные волосы, прикрывавшие шею, красиво подстриженные и филированные на концах. Причем правая сторона лица была полностью прикрыта, в отличие от левой.

Из под соломенных бровей на Алену посмотрели два сапфировых глаза, окаймленные густыми, яркими ресницами. Алена, так же уставилась на него. Пара секунд они оценивающе рассматривали друг друга, но позже пшеничный перевел взор на ее брата и приятным голосом сказал:
- Даня.
- Макс.
Юноши протянули друг другу руки, и лишь тут Алена обратила внимание на то, что Данина правая рука была вся в красно-белых рубцах. Девочка зачарованно наблюдала на его пальцы, там, где должен был быть мизинец и безымянный, торчали обрубленные костяшки. Алена скривилась, разглядывая это уродство, и опять подняв голову, осознала, что пшеничный увидел на ее лице отвращение, его глаза тут же стали холодными и колючими, как морозное февральское утро.

Перезнакомившись, все устроились на бревнах, открылась, первая бутылка вотки, и пикник начался. Максим тут же завладел, неспециализированным вниманием говоря какую-то забавную историю из жизни. Девчонки радостно смеялись, мальчики поддакивали, и лишь Алена сидела надув губы. Ей тут было не место, те восемь девчонок, которых пригласили, были старшее ее лет на пять-шесть, ровно, как и мальчики. Никто на нее не обращал внимания, и Алена стала украдкой подглядывать за Даней, жуя кусок хлеба. Его полные губы кривились в легкой улыбке, в то время, когда он слышал что-то забавное, позже он засмеялся, продемонстрировав девочке белые, крепкие зубы. Алена также улыбнулась. Внезапно налетел порыв ветра и откинул, пряди пшеничных волос с правой стороны лица Дани и девочка заметила это. Начиная от виска, и практически до самого подбородка тянулась сетка розовых рубцов, на половину обезобразив щеку, казалось, кожа сварилась на его лице и сморщилась. Шрамы были весьма заметными, пожалуй, он взял их совсем сравнительно не так давно, предположила Алена. Девочка поразмыслила и решила, что такие важные повреждения, имели возможность произойти из-за пожара, не смотря на то, что кто-то имел возможность и облить его кислотой.
Тем временем Данила быстро прикрыл правую сторону лица волосами и отвернулся. Остальные также увидели сильные ожоги, кроме того Макс замолчал, рассматривая его.

- А что у тебя с лицом? – без церемоний задал вопрос Кирилл, пробуя унять общее любопытство, все видели его покалеченную руку, а сейчас рассмотрели и лицо.

Малыши с зелеными глазами

Даня повернулся к компании и встретился взором со приятелем, Вадимом, он сочувственно покачал головой, дескать, они бы все равно заметили.
- Это ожог, - напряженно ответил Данила, все практически сверлили его интересными взорами, не смотря на то, что еще одни зеленые глаза, принадлежавшие молоденькой сестре Макса, наблюдали с жалостью, это задело его мужскую гордость.
- Ну, это ясно, а как тебя так угораздило? – поинтересовался Витя, легко скривив губы от отвращения.
- В армии, в то время, когда служил, ночью в котельной взорвались котлы, начался пожар, и я обгорел, - не вдаваясь в подробности, ответил Даня.

Общее напряжение дремало, как и любопытство, девчонки дружно зашушукались, мальчики занялись разливом соков и водки, делая вид, что не подмечают их нетактичного поведения. Казалось Данила, кроме того набрался воздуха нормально, в то время, когда прекратил быть центром внимания. Он быстро оббежал взором собравшихся и остановился на Алене, которая сидела, напротив, рядом с братом, в окружении парней, она отправила ему ободряющую улыбку. Вместо ответной улыбки, он сурово стрельнул на нее глазами и отвернулся, ему не нужна была ее жалость и тем более поддержка.

Даня зубами от злости, эта малявка, то морщится, видя его шрамы, то жалеет, то подбадривает, растягивая свои чертовы соблазнительные губы в ласковой улыбке. Он уже привык, что все шарахаются от него, а дамы воротят нос, чуть заметят лицо либо тело. В свои 22, Даня замечательно знал, каково это быть, отвергнутым. Некогда его прекрасное стройное тело, на данный момент было покрыто уродливыми рубцами, на правой руке не хватало двух пальцев, они обгорели до самых костей, и их пришлось отрезать, а на красивом лице блистали ужасные ожоги. Необычно оказалось, будущее сыграла с ним злую шутку. У Дани обгорела лишь правая сторона тела, тогда как левая была цела и невредима. Любой раз, разглядывая себя в зеркало, и видя эту асимметрию, ему хотелось выть от досады, он ненавидел зеркала.

Веселье продолжилось, девчонки периодически посматривали на Данилу и заговорчески хихикали, юноши увлеченно спорили о автомобилях. Виталик пел под гитару, неизменно прерываясь из-за нескончаемых тостов, в общем, все отдыхали, как имели возможность. Лишь малявка и пшеничный обстреливали друг друга сердитыми взорами. Пока никто не подмечал, между ними установилась невидимая война, персональная вендетта. Они приложив все возможные усилия старались испепелить друг друга глазами. Изумрудный пламя, против светло синий пламени. Кому-то необходимо было сдаться и первая на попятную отправилась Алена, ей неудержимо захотелось пописать и она быстро побежала в соседние кустики. Следом за ней встал Максим. Вечерело, и в лесу было сумрачно. Даня также захотел в туалет и, поднялся с бревна, провалился сквозь землю в зарослях. Он прошел пара метров, пока не облюбовал раскидистый дуб. С наслаждением, приступив к освобождению от страданий своего мочевого пузыря, Даня закинул голову к небу. Через кроны деревьев показывалось смеркающееся небо и пара броских звездочек. Внезапно он услышал голоса и начал осматриваться, ему не улыбалось быть застигнутым девчонками за этим делом, со спущенными штанами. Быстро завершив, Данила, отправился на голос, через пара метров он заметил Макса и его сестру, думается, они ссорились. Юноша притаился в густых зарослях, совсем близко от них и начал наблюдать.

-Ты что сучка на него пялишься? – кричал Максим – Понравился тебе данный поджаренный, да, быть может ты с ним трахнуться желаешь?
-Макс прекрати, я больше не буду, я обещаю, - плакала Алена.

Даня в немом удивлении взирал на эту сцену, Макс очень сильно тряс свою сестру и кричал на нее так, словно бы она перетрахала всех его друзей и добралась до соседней деревни, пока он отвернулся. Юноша желал, было выйти и прекратить целый данный цирк, устроенный из-за пустяка, но тут Максим повалил Алену на землю. Задрал ей юбку, сорвав трусики, а сам быстро расстегнул джинсы и высвободил колом стоящий член. Девочка, что-то протестующе пискнула, в то время, когда он резко вошел и засопел ей в лицо. В случае если раньше Даня прибывал в удивлении, то сейчас его состояние возможно было сравнить с полуобморочным шоком. Он во все глаза наблюдал на то, как старший брат драл свою сестру на лесной полянке, высоко задрав ее стройные ножки, тогда как Алена постанывала в такт его движениям. У Дани отвисла челюсть, для того чтобы блятства он не ожидал. Юноша присмотрелся к Алене ее тело согнулось фактически пополам, она приглушенно стонала, но наряду с этим выражение ее лица не изменялось, пока Максим ловил минуты кайфа с закрытыми глазами, она сверлила его ненавидящим взглядом. Максу надоела эта поза, и он вынудил Алену подняться раком, а сам пристроился сзади. Так оказалось, что девочка наблюдала, именно на те кусты, где притаился Даня, она его не замела. Но он увидел, что по ее щекам сбежало пара слезинок, она очевидно не получала наслаждения от столь неотёсанного секса. Через пара мин. Макс, развернул ее к себе лицом, и его любимая сестра взяла в свой тёплый рот его напряженный член. Даня замечал, как мастерски она отсасывает своему брату, заглатывая его дружка полностью. Нда, у девчушки были хорошие навыки заправской шлюхи. Она имела возможность бы показывать мастер класс по минету в публичных зданиях- поразмыслил Даня. Прошло какое-то время, и Максим протяжно застонав, посильнее притянул голову своей сестры к паху. Даня ожидал, что она закашляется, подавившись спермой, но на удивленнее, она быстро проглотила все сливки и, отстранившись, облизнула губы.

- Хорошая девочка, - проговорил Максим хриплым голосом и потрепал Алену по щеке.
Брат и сестра быстренько привели себя в порядок, и пошли обратно, Даня простоял в кустах еще пара мин. и направился за ними. В то время, когда он подошел к ребятам, дружная семейка была там, Макс радостно говорил с Антоном, а Алена сидела, какая-то отстраненная и потерянная. Ее изумрудные глаза блуждали по земле, она не поднимала головы, так словно бы ей было стыдно. Данила улыбнулся, маленькая шлюшка, оказывается, владела запасом совести, необычно, из-за чего данный запас не помешал ей только что трахнуться со старшим братом?

Даня присел на свое место, согнулся к Вадиму и вкрации, шепотом поведал о том, что видел. Вадим глянул ему в лицо и недоверчиво задал вопрос:
-Ты уверен?
-Кто не был, тот будет, кто был, не забудет… - процитировал Даня, к месту вспомнившуюся строке из стиха.
-Мать мою, а! – это негромкое удивленное восклицание Вадима, вызвало у Дани смешок.
Вадим взглянул сперва на Максима, позже на Алену. Не обращая внимания на то, что ей было, лишь шестнадцать, девчушка владела стройной фигуркой и приятными округлостями. На ее ласковое точеное личико с громадными зелеными глазами и сладкими розовыми губами возможно было наблюдать часами. Пряди блестящих тёмных волос, спускающихся ниже плеч, придавали ей вид колдуньи. Нужно сказать очень, распутной колдуньи.
-Вообще-то они не родные брат и сестра, а сводные, но все равно бля, как он может ее трахать, она же еще юная, - тихо сказал Вадим.

-Не знаю, не знаю, если судить по тому, что я видел, могу заявить, что она, возможно, так кроме того соску в юные годы не сосала, как своему брату только что.
-Ладно, Дань, выброси ты это из головы, в случае если тебе приглянулась эта маленькая штучка, то ты все равно ее не возьмёшь, говорят, что Макс не разрешает ей ни с кем видеться.
-Ну, сейчас то мы знаем из-за чего, и мне вовсе она не переглянулась.
-Да ну, бля, тогда какого именно хрена ты на нее пялился, как баран на ворота?
-Я на нее не пялился…

-Эй, Данилка! А у тебя при пожаре не расплавилось ничего крайне важного? – данный пьяный возглас Томы, прервал негромкий разговор двух парней.
Даня сурово взглянуть в ее сторону, это длинноногая, грудастая, блондинка, напилась в дрова.
-О чем ты? – задал вопрос Даня, его глаза угрожающе сузились.
-Да мы тут с девочками переживаем, что у тебя обуглилась одна неотъемлемая часть тела либо оплавились лучшие сантиметры, а это такая утрата для нас! – вскрикнула Тома, пьяно икнув, все радостно заржали.
-А вы не переживайте, все нормально, а если ты еще раз пасть свою раскроешь сука, я подожгу тебя! – Даня практически проскрежетал каждое слово, его лицо исказилось от бешенства, а сильные руки сжались в кулаки, он неотрывно и зловеще наблюдал на большой костер.

-Да хорошо вам ребят, пошутили, и хватит, - вставил Вадим, у него волосы зашевелились на голове, в то время, когда он взглянуть в потемневшее от злости, лицо приятеля. В таком настроении он имел возможность вправду что-нибудь выбросить.
По-видимому, не у одного Вадима все упало, от вида разъяренного лица Данилы. Все притихли, и было слышно, как потрескивают поленья в костре.

- Максим я желаю домой, я устала, - внезапно выпалила Алена, и все уставились на нее. Кое-какие девчонки скривились, дескать, ноющая малолетка. Но девочка знала что делала, он разрядила обстановку, перенеся на себя все внимание, ее уловка сработала. Пшеничный осознал, что она намерено это сказала и также взглянул ей в лицо. Левая бровь Алены легко вздернулась, она очевидно проказничала, пробуя выручить его из неловкого положения. Девочка начало звучно ныть, по-другому это было и не назвать, и Максим не выдержав больше ни минуты, потащил ее за руку из леса.
Через несколько недель, Данилу и Вадима пригласили на сутки рождения, и он опять заметил Алену. Праздник отмечали на квартире, в нем учувствовала практически та же компания, что и на пикнике. И Даня, воспользовавшись моментом, затянул девочку в ванную и закрыл дверь. Ее глаза непонимающе уставились на него, она ожидала объяснений.

-Мне не нужна твоя жалость, ясно? – внезапно выпалил юноша.
-Хорошо.
-И какого именно черта ты вытворяла в прошедший раз? – строго задал вопрос он.
-Просто желала, дабы все прекратили, на тебя таращится как на рождественскую елку, ты так как это не обожаешь, - ответила Алена и надула губки. Она его, возможно сказать, спасла от прилюдного унижения, а он ей тут высказывает.

Они опять уставились приятель, на приятеля не говоря ни слова. Внезапно Даня схватил ее и поцеловал, наконец, выполнив свое желание, которое терзало его целых 14 дней. Он считал, что на данный момент она начнет отбиваться и кричать, но Алена закрыла глаза, и лишь посильнее прижалась к нему, поднявшись на цыпочки, он был через чур высоким. Даня целовал ее свежий ротик, ласкал розовый язычок своим языком и ощущал, как сердце бешено колотится в груди, он желал эту малявку. И как ни кричал его разум о том, что она просто шлюха трахающаяся со своим братом, тело потребовало к ней прикоснуться. Наконец он отстранился, его руки так же, как и прежде лежали на ее талии. Алена взглянуть на него затуманенным взглядом и сказала:
-Больше так не делай, Максим убьет тебя за это.

-Убьет за то, что я поцеловал его шлюшку? – зло процедил Данила, она очевидно не к месту отыскала в памяти своего братца. Да и он сказал это специально, пробуя отрезвить себя, дабы, наконец, его гормоны успокоились, и ему не хотелось опять и опять целовать эту распутную колдунью.
Алена сжалась, как от удара и вырвалась из его объятий, ее глаза гневно полыхнули, он не имел никакого права высказывать ей это.
-Ты видел нас в лесу?
-Да.
-Ты ничего не понимаешь, ты не знаешь о нас, так что рекомендую заткнуться и не трепать языком, - сказала Алена, ее подбородок задрожал, а глаза наполнились слезами.
-Мне хватало того, что я заметил, и дабы ты не сказала на данный момент, это не будет звучать убедительно для оправдания.

-А я и не планирую перед тобой оправдываться, а ты просто дурак, - сказала она и, открыв дверь, выбежала из ванной.
Даня постоял еще пара мин., ему внезапно стало больно оттого, что он ее обидел. В действительности, дабы там ни было, он не вправе тыкать в нее пальцем и обзывать. Просто ее проклятые глаза снились ему каждую ночь с того пикника, и любая клеточка тела стремилась к ней. Алена, ее имя отзывалось музыкой в его сердце. Боже, ну из-за чего ему необходимо было увлечься данной малолеткой. Из всех девушек он выбрал самую недоступную, а вдруг еще и отыскать в памяти, что он так же красив, как горбун из Нотердама, то его шансы были кроме того меньше чем ноль, они равнялись минус бесконечности.

Данила вышел из ванной и присоединился к гостям, настроение у него совсем испортилось, в последнее время он разрушал все, к чему прикасался. Ему хотелось подняться в один раз утром и заметить в зеркале свое прежнее лицо, но это было нереально и сейчас до конца дней он будет лицезреть эти уродливые шрамы. Эти проклятые отметены, на всю оставшуюся жизнь прилипли к его телу. Даня четко понимал, что девушки ни при каких обстоятельствах не станут с ним видеться, и какое количество не прикрывай свои рубцы, они постоянно будут отпугивать людей, так словно бы у него проказа. Движение его мыслей, прервал резкий удар в челюсть, от неожиданности Даня отлетел к столу, с которого упало сходу пара тарелок с закусками.

-Ты мудила жареный, ты че к моей сестре пристаешь, - закричал Максим, приняв боевую стойку и выставив вперед кулаки.
Даня тряхнул головой, стараясь прейти в себя, от мощного удара кружилась голова. Наконец он сфокусировал свой взор на обидчике, и его от отвращения и злости. Даня оттолкнулся от стола, на который упал и бросился на Максима, не сказав ни слова. Завязалась драка, девчонки визжали, юноши обступили их кружком и делали ставки. Данила приложив все возможные усилия молотил кулаками по ребрам и лицу Макса, наряду с этим, получая такие же удары от него, они катались по полу, стараясь, подмять друг друга. Наконец Макс оказался, сверху усевшись на грудную клетку Дани, выдавив из легких целый воздушное пространство, и, схватив его за воротник рубахи левой рукой, начал наносить сильные удары правой в лицо. Даня, перехватив его руки, резко притянул к себе и ударил лбом в нос. Макс взвыл от боли и скатился с Данилы, наконец, дав ему возможность набраться воздуха полной грудью. Даня встал, лицо заливала кровь из рассеченной брови, сбитые кулаки очень сильно ныли, ему было зверски больно, но он ощущал, какое-то животное наслаждение оттого, что на данный момент сломал Максу нос. Даня принялся пинать его ногами, но сердобольные зрители и по совокупности приятели Максима оттащили его.

Через час Даня оказался у себя в квартире с Вадимом, который бегал по комнатам, ища аптечку и наряду с этим звучно причитая.
-Дурак, бля, какой же ты дурак, ну нахуя ты к ней приставал? - неизменно повторял Вадим, грубо и неумело протирая его сбитые кулаки и раны на лице перекисью.
-Я к ней не приставал, и по большому счету данный козел первый меня ударил, мудак хренов, - выругался Даня.
-И что сейчас на? На вечеринку в следующую пятницу мы не отправимся, да мы сейчас по большому счету бля, никуда с ними не отправимся и все из-за данной малолетней потаскушки, - с раздражением сказал Вадик.

Внезапно Даня резко схватил его за грудки и притянул к себе, его лицо исказилось от бешенства, он сказал, отчеканив каждое слово:
-Никогда ее так не именуй.
Вадим вырвался, и деловито исправив свою рубаху, ответил:
-Хорошо, не назову, а ты все равно дурак, она того не следует и еще принесет тебе неприятности, помяни мое слово, - но, на последних словах его губы растянулись в улыбке, что означало – давай не будем ссориться.
Через несколько недель, Данины синяки и ссадины практически зажили. С Аленой он больше не виделся, ее братец пыхался, пробуя взять реванш, но Дан его . Ему неудержимо хотелось повидаться с Аленой, которая старательно его избегала. И как довольно часто случается в жизни, в то время, когда мы получаем то, о чем грезили, в то время, когда меньше всего этого ожидаем сейчас, так и Даня столкнулся с Аленой, там, где и не чаял ее повстречать.

Данила прогуливался по окончании работы в парке и заметил, как Алена сидит одна на лавочке. Ее личико было грустным и задумчивым, она болтала ножками, обутыми в прекрасные туфельки и наблюдала в небо. Рядом лежала актуальная сумка, без сомнения набитая книжками. Даня разглядывал девочку, остановившись на расстоянии, она его не подмечала. На ней была белая блузка, с прекрасным вырезом, легко открывающая ее упругую грудь и маленькая джинсовая юбка.

Алена нервно болтала ногами, ее мысли крутились около замысла спасения от Максима и его приставаний. С того времени, как ее поцеловал Данила, ей стало особенно отвратительно ублажать его и его приятеля Костю в кровати. Ей ни при каких обстоятельствах это не нравилось, но она не знала, как положить этому конец. Максим держал ее на крючке уже много лет, одно неверное слово либо попытка пожаловаться кому-нибудь имели возможность привести к трагедии.
-Держи! – раздался над ее головой приятный привычный голос.

Алена содрогнулась и взглянуть на руку покрытую ожогами протягивающую ей мороженное в стаканчике, принадлежавшую, без сомнений, Дане. Она так задумалась, что не услышала, как он подошел. Алена улыбнулась, заглядывая ему в лицо, на котором еще остались следы недавней драки, она соскучилась по нему, не обращая внимания на то, что в последнюю их встречу, они поссорились, и Даня ее обозвал. Но тот поцелуй, был самым потрясающим в ее жизни, она неизменно вспоминала о нем.

Девочка протянула руку и взяла лакомство, Даня присел рядом, у него также было мороженное.
-Как твой братец? – узнал он, откусывая кусочки от холодного лакомства, в таковой душный летний вечер, оно приятно освежало.
-Когда я видела его в последний раз, он грыз кость с мясом и оглашал дом ругательствами, проклиная твое имя, - ответила Алена, лизнув мороженное. От вида ее розового язычка, Дани член зажил собственной жизнью в штанах и начал расправляться и набухать, как пожарный шланг, наполняемый водой.
-Да я наблюдаю, он в меня .
-Это его простое состояние, он не ложиться дремать, пока не проклянет твое имя минимум три раза.
Даня засмеялся.
-А ты, из-за чего тут одна, сбежала из дома?

-Прогуливаю факультатив, да и домой мне идти не хочется. А если бы было куда, то я бы убежала, - внезапно безрадостно ответила девочка.
Данила взглянуть на небо, которое посерело, предвещая сильную грозу. Духота становилось просто невыносимой, а малышка, очевидно просила убежища. Даня поразмыслил, или это радостное совпадение, или происки Дьявола.
-Отправь ко мне, скоро отправится ливень, да и капли вон уже падают, – внес предложение он, не очень сохраняя надежду, что Алена дать согласие.
-Отправь, - послышался лаконичный ответ.

В то время, когда они добрались до Даниного дома, ливень успел их обоих прилично смочить. Парни забежали в квартиру, смеясь и фыркая. Даня достал громадное полотенце и укрыл девочку, усадив ее в кресло в просторном зале, а сам устроился на диване, также вытираясь. Он не внес предложение ей снять промокшую одежду и не стал раздеваться сам. На это у него были обстоятельства, во-первых, Алена имела возможность поразмыслить, что он желает затащить ее в постель, что было чистой правдой, во-вторых, ему не хотелось пугать ее видом своих шрамов. Пара мин. они молчали и изучающе наблюдали друг на друга. Алена рассматривала Данино лицо, его актуальная стрижка намокла, а волосы превратились в сосульки, по которым стекали капельки воды, и ей отлично стал, виден ужасный шрам.

-И что же мы будем делать?- внезапно поинтересовалась она, причем голос ее зазвучал как-то томно и соблазнительно.
-Чай выпивать, - ответил Даня, поднимаясь, и провалился сквозь землю на кухне.
Наконец Данила появился с подносом, на котором стояли дымящиеся кружки и лежали конфеты, он поставил его на столик. Алена осторожно скинула с плеч полотенце, взяла в руки чашку и начала отпивать тёплую, ароматную жидкость мелкими глоточками. Глаза Дани тут же приклеились к ее груди, которая была отлично видна через намокшую блузку. В свои 16 лет, Алена замечательно знала, как пользоваться своим телом и какой эффект она создаёт. Максим научил ее сотне разных способов доставлять ему наслаждение, время от времени он одалживал ее своему приятелю. Она стала вышколенной шлюхой, пожалуй, в сексе осталось не так много, чего бы она не попыталась.

- Я так как тебе нравлюсь, – с уверенностью проговорила Алена томным голосом, отвлекая Даню от созерцания ее красот.
-Что? - переспросил Данила, ощущая, что окаменевший член на данный момент брюки и вырвется наружу, он заерзал в кресле, а позже и вовсе пересел на диван, подальше от данной колдуньи.
-Почему ты удираешь?
-Просто мне там некомфортно, - соврал он.
Щас тебе будет так же комфортно, как в аду на сковородке! - злорадно поразмыслила девочка, подымаясь с кресла и подходя к Дане.

Данила с большим удивлением взглянуть на нее, в то время, когда она приблизилась к нему, взяла чашку из его рук и поставила на пол.
-Зачем…, - он запнулся, по причине того, что Алена села на него сверху и поцеловала в губы, вынудив замолчать. От близости ее тела и сладости мягких губ у Дани перехватило дыхание, она теснее прижалась бедрами к его члену через одежду, ее юбка высоко задралась, обнажая стройные ножки.

-Ты что делаешь? – хрипло задал вопрос он, между поцелуями, чем посильнее она прижималась к нему бедрами и терлась о его член через джинсы, тем меньше в его мозгу оставалось связных мыслей. Даня судорожно задышал, эта сладкая пытка сводила его с ума. Она ласково целовала его, щеки, нос, подбородок, шею. Даня схватил ее за талию и постарался, остановить, она фактически его трахала, не снимая одежды.
-Расслабься, - тихо сказала Алена и медлительно убрала его руки, опять покачивая бедрами – Ты так как желаешь меня?

Даня не ответил, да и она не ожидала ответа, его лицо порозовело, взор затуманился, а в штанах чувствовался очень напряженный инструмент, готовый взорваться в любую минуту. Данила откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, происходящее многократно превосходило его фантазии, и напряжение в паху становилось фактически нестерпимым, приводя к сладкой боли. Алена целовала его в губы, ее язычок ласково нырял ему в рот и щекотал десны. Ее бедра двигались в сладостном ритме, и он не смог подавить стона наслаждения. Даня задрал ее блузку и начал ласкать ласковую, упругую грудь девочки руками, время от времени, поглаживая, время от времени не очень сильно сжимая. В ответ послышались ее легкие стоны, в этот самый момент произошло то, чего не должно было. Неожиданно в глазах у Дани потемнело, юноша зажмурился и постарался сдержаться, но ничего не получилось, он легко согнулся, схватился рукой за член, и сдавленно застонав, кончил в брюки. Его дружок задергался, толчками выплескивая сперму, заставляя содрогаться всем телом, Даня почувствовал, как намокли трусы. Алена достаточно улыбнулась, а пока он приходил в себя, она сползла с его колен и, расстегнув, ремень и ширинку, достала еще напряженный, прекрасный член, легко перемазанный спермой. Данила опоздал кроме того отойти от первого оргазма, в то время, когда почувствовал, как Алена взяла в рот его дружка. Он схватил ее за волосы, но вместо того, дабы оттолкнуть притянул посильнее. Алена стала деятельно ласкать его ртом, время от времени заглатывая член полностью, ее язык приятно щекотал головку, и не прошло и пяти мин., как Данила снова возбудился. Девочка отстранилась, и быстро скинув немногочисленную одежду, опять залезла на него сверху.

Дабы ей было эргономичнее, он легко приспустил джинсы пониже, и Алена, обхватив ладонью его напряженный инструмент, направила в истекающую влагой норку. Медлено насаживаясь на него, она неотрывно наблюдала Дане в лицо, растягивая наслаждение, распаляя его желание еще больше и сводя с ума, ее руки гладили тело парня, нырнув под рубаху. Даня не выдержал данной сладкой пытки, и резко притянул ее к себе, войдя до конца. Алена выгнулась в его руках, подставляя под поцелуи грудь и пузо, ее бедра опять задвигались в ритме страстного танца, неспешно наращивая темп. Даня осыпал ее поцелуями, с раскрытых губ маленькой распутницы срывались стоны блаженства. Он то притягивал ее посильнее за попку, то пробовал отстранить, от нестерпимого удовольствия, которое заставляло задыхаться и дрожать. Все мускулы в его теле напряглись, как тетива лука, сердце колотилось, как бешенное. Внезапно она впилась ему в губы жадным поцелуем, ее движения стали весьма стремительными и резкими и Даня, через пара мин. данной скачки, приглушенно застонав, затрясся в замечательных сударгах оргазма. Его накрыло волной для того чтобы наслаждения, что он чуть не отключился, смутно он почувствовал, как Алена сделала еще несколько резких движений и также кончила. Она прижалась к нему всем телом, положив голову на плече, ее грудь судорожно вздымалась. Пара мин. они оба приходили в себя, а позже Алена задала вопрос шепотом:

-Дани, а ты когда-нибудь был с дамой?- она вопрошающе уставилась ему в глаза, ее левая тёмная бровь легко вздернулась, высказывая крайнее любопытство.
-Да, – резко ответил Данила, но его лицо внезапно начало покрываться красными пятнами, а позже стало совсем пунцовым.
Алена с большим удивлением наблюдала на его пылающие щеки, и Даня не знал, куда деться от ее всевидящих изумрудных глаз. Боже, она додумалась, что он был девственником, какой позор! Какой кошмар, его трахнула шестнадцатилетняя соплячка! Даниле хотелось срочно провалиться под пол и по дороге в преисподняя, убиться об арматуру насмерть. Ну, еще бы она не додумалась, поскольку он кончил в брюки, как малолетний, нетерпеливый юнец, имеющий свою первую даму, в то время, когда она просто сидела сверху, легко покачивая бедрами, а позже стонал как несмазанная телега под ней. Глаза Алены расширились от неопровержимого доказательства ее предположения, и она сказала с большим удивлением:

-О…, - девочка запнулась, - Я никому не скажу, – внезапно выпалила она, пробуя спасти положение, дабы ему не было так неудобно.
-Уж будь так любезна, - смущенно проговорил юноша, он заерзал под ней, и Алена приподнялась, высвобождая его дружка из сладкого плена.
-Ты расстроена этим открытием?
-В кошмаре, как ты умудрился остаться девственником до 22 лет?
-Так оказалось, - напряженно ответил Даня и опустил глаза, он не имел возможности наблюдать ей в лицо, смущенный, он искал слова, дабы объясниться, но они никак не сходили с языка.
-Может, поведаешь?

-на данный момент что ли?
-Ну да, я вообще-то никуда не спешу.
Даня опять начал краснеть, как жеманная женщина и смачно выругался по этому поводу, он желал подняться, отстранив Алену, но она не дала. Девочка приложила пальчик к его губам, в то время, когда он планировал, сказать, что-то резкое и тихо сказала:
-Тише, я никому не поведаю, действительно, мне просто весьма интересно. Да и ты так как знаешь про меня кое-что, так что это будет справедливо, обменяться тайнами.

Даня целый напрягся и пара мин. сидел без звучно, Алена ожидала, она не дала ему кроме того застегнуть джинсы, ласково отстранив его руки. В итоге, она не планировала сидеть на нем голой, тогда как он был бы всецело одет. Ее пальцы игрались с его мокрыми волосами на голове, всем своим видом она показывала, что готова слушать, наконец, Даня расслабился и неохотно заговорил:

-Когда я уходил в армию, у меня была женщина Таня, мы виделись три года, и она давала слово мне себя, в то время, когда я дембельнусь, я ее весьма обожал. До этого мы и целовались, ничего не было, Танька сказала, что еще не готова. Полтора года она мне письма писала, в любви клялась, давала слово, что дождется. А в то время, когда в котельной, произошёл пожар, и я очень сильно обгорел, Танька приехала в госпиталь заметила меня в бинтах и капельницах в этот самый момент же взяла обратный билет. Заявила, что не планирует всю жизнь со мной уродом возиться. Так я и остался со своими ожогами и девственностью один на один. Смешно, правда? – закончил он, растянув губы в неприятной улыбке.
-Нет, не смешно, - тихо сказала Алена и, откинув пряди пшеничных волос с его правой щеки, ласково провела пальцами по его шраму.- Как это произошло, как ты обгорел?

- На новый год, мы с мальчиками выпили хорошенько и подрались. Я обиделся на всех, и отправился из казармы в катальную, в подсобку дремать, там теплее было. Котельщик наш Митька, также там пьяный валялся. Вот мы и дрыхли, пока котлы не рванули от перегрева, по причине того, что за давлением никто не следил. Митьку сходу насмерть, а я так как в подсобке на койке дремал, дверь заклинило и я начал задыхаться от дыма и пара, а в то время, когда выбил, в меня пламя так и полыхнуло. Одежда на мне загорелась, и я бросился к выходу, через полыхающий проход, в то время, когда выбежал в сугроб упал и кататься начал, да тут и парни подоспели. В общем скорая приехала и меня в госпиталь увезли, там и провалялся пол года. С Танькой расстался. А позже мать с отцом меня в частную клинику поместили, в то время, когда в запас уволился. Доктора нужно мной колдовали, но шрамы все равно не провалились сквозь землю, необходимо операции делать дорогие, а денег на них нет. Вот я и останусь на всю жизнь уродом. А по окончании Таньки по большому счету с девками видеться не хотелось, да и они меня сторонились, как священник борделя. – Даня замолчал, его лицо потемнело от горьких воспоминаний.



Алена поцеловала его в губы и тихо сказала:
-Можно? – ее пальчики легли на пуговки его рубахи, Даня медлительно кивнул.
Ее руки принялись быстро расстегивать одежду. Она до сих пор не видела его обнаженное тело, его шрамы. На какое-то мгновение Даня передумал и перехватил ее руки, но позже отпустил. Пускай уведет и ужаснется - поразмыслил он, может тогда ему больше не захочет с ней видится и он забудет о ее существовании. Но Алена не отвернулась и не скривилась, она открыла его рубаху и легко приспустила с правого обожженного плеча. Ее пальцы пробежались по покалеченной коже, опустились на ребра и погладили волнистые рубцы. Алена подчернула, что у Дани обгорела, лишь правая часть тела, тогда как левая осталась невредимой. Поразительный контраст между обычной кожей и опаленной, ее руки прикасались то к одной половине стройного, подтянутого тела, то к другой.

-Какой ты прекрасный, – внезапно сказала она, ошеломив этими словами Данилу, этого он очевидно не ожидал. Отвращение, призрение, все что угодно, но лишь не комплименты.
-Был, - с горечью сказал он.
-Ты и по сей день прекрасный, просто не все это видят, а я вот вижу, - с уверенностью ответила девочка и, нагнув голову, прикусила его сосок.

Она мало потерзала его грудь, а позже начала целовать обожженное плечо, ребра, пузо. Даня опять застонал, ее ласки действовали на него магнетически.
-А ты поведаешь мне, из-за чего дремлешь с Максимом? - хриплым шепотом задал вопрос он, отрывая ее от уже полюбившегося ей занятия.

-Ты желаешь это услышать?
-Да.
Алена взглянула ему в глаза и глубоко набралась воздуха, ее история была не намного радостнее, а воспоминания причиняли такую же боль.
-Я дремлю с ним с 12-ти лет, - девочка умолкла, в то время, когда услышала удивленный возглас Данилы, а после этого продолжила, в то время, когда он промолчал - Мы время от времени игрались с ним в одну игру, на протяжении которой, он меня постоянно раздевал до трусиков, сказал, что он врач, а я его пациентка. Максим осматривал меня, измерял температуру, а позже назначал лекарство, в виде поцелуя в губы. Мне эта игра нравилась, мы делали, что-то запретное, неприличное и от этого жутко занимательное, я тогда еще не совсем понимала, что это не хорошо, мне просто было очень сильно любопытно и все. Иногда он, заставляя меня целовать его в, ну ты понимаешь, сказал, что так делают все хорошие сестры, и я делала. в один раз мы вот так игрались, как в большинстве случаев, своих родителей не было дома, и Макс неожиданно повалил меня в постель и стянул трусики. Я начала плакать, он стал каким-то неотёсанным, для того чтобы раньше не было. Максим сказала, дабы я прекратила ныть и закрыла глаза, вследствие того что он на данный момент сделает мне срочную операцию. И я закрыла, а Макс навалился на меня, не ле